“Going Global”: Ontario paradiplomacy at the beginning of the 21st century
Table of contents
Share
Metrics
“Going Global”: Ontario paradiplomacy at the beginning of the 21st century
Annotation
PII
S032120680004358-7-1
DOI
10.31857/S032120680004358-7
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Yury Akimov 
Occupation: Professor
Affiliation: Saint-Petersburg State University
Address: Russian Federation, Saint-Petersburg
Alina Kosova
Occupation: Postgraduate Student
Affiliation: Saint-Petersburg State University
Address: Russian Federation, Saint-Petersburg
Edition
Pages
62-74
Abstract

The article deals with the Ontario paradiplomacy in the 2000–2010s. It shows its driving forces and main directions, as well as the differences from the international activities of other Canadian provinces. It is emphasized that Ontario, by developing its own external relations, works closely with the federal government. The authors conclude that the most important factors determining the nature of Ontario’s international activities are the economic / material interests of the province, which is interested in promoting its exports, attracting investments, gaining access to new technologies and inflow of qualified specialists.

Keywords
Ontario, paradiplomacy, foreign economic relations, cross-border cooperation, Canada, federal-provincial relations
Received
22.01.2019
Date of publication
01.04.2019
Number of purchasers
27
Views
405
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
880 RUB / 8.0 SU
All issues for 2019
8448 RUB / 10.0 SU
1

Введение

 

Многие канадские провинции давно и успешно развивают разнообразные контакты с зарубежными партнёрами. Традиционно на международной арене наиболее заметен Квебек, что не в последнюю очередь связано с его этнолингвистической спецификой. Развитию внешних связей также уделяют значительное внимание провинции Альберта и Нью-Брансуик. Международная деятельность Онтарио – наиболее экономически развитой и густонаселённой провинции, исторического «ядра» Английской Канады, на первый взгляд может показаться не слишком яркой и примечательной. По мнению исследователя российского происхождения А. Кузнецова, у этой провинции «очень ограниченный уровень международного присутствия» [Kuznetsov, 2015, p. 132]. Однако Онтарио успешно продвигает свою продукцию на мировом рынке, привлекает инвесторов из-за рубежа и развивает сотрудничество с различными странами и регионами. Известный политик и ученый Р. Тавариш утверждает, что из всех канадских провинций у нее «лучший послужной список в международных делах» [Tavares, 2016, p. 201]. В статье мы постараемся вскрыть специфику парадипломатии Онтарио, рассмотреть механизмы реализации, выявить основные направления и установить, чем она отличается от международной деятельности других канадских провинций1.





* Существует несколько трактовок термина «парадипломатия» [см.: Кузнецов, 2006; Кузнецов, 2007]. Мы будем придерживаться той, которая была предложена в середине – второй половины 1980-х годов. И. Духачеком и П. Сольдатосом. Они понимали под парадипломатией «контакты субнациональных правительств с разными акторами международных отношений в торговле, промышленности, культуре и других сферах» [Duchacek, 1986, p.15].
2

Становление парадипломатии Онтарио и её правой статус

 

Первое представительство за пределами Канады правительство Онтарио открыло в 1918 г. – это был провинциальный офис в Лондоне. Впрочем, рассматривать данное событие в качестве точки отсчёта истории провинциальной парадипломатии можно с изрядной долей условности. Канада тогда ещё находилась в статусе доминиона, не обладала внешнеполитическим суверенитетом, и Лондон был для неё, прежде всего, столицей империи, а не зарубежьем. Развивать собственные внешние связи в полном смысле этого слова Онтарио начала лишь в 1950-е годы. На волне резкой интенсификации канадско-американских экономических связей, наметившейся ещё в годы Второй мировой войны и продолжившейся после её окончания, многие провинции стали стремиться налаживать собственные контакты с США в целом и с отдельными штатами. В 1953 г. было открыто представительство Онтарио в Чикаго, а в 1956 г. – в Нью-Йорке.

3 В 1960-е – начале 1970-х годов география международного сотрудничества Онтарио существенно расширилась. Появились офисы в Европе (в Милане, Стокгольме, Брюсселе, Вене, Франкфурте), Азии (Токио), других странах Западного полушария (Мексика). Продолжало развиваться американское направление (были открыты представительства в Лос-Анджелесе и Кливленде). Провинция начала заключать двусторонние соглашения с субнациональными единицами других государств (штатами, землями и т.п.).
4 Выстраивая контакты с зарубежными партнёрами, власти Онтарио стремились по возможности избегать каких-либо пересечений и тем более конфронтации с центральным правительством. В отличие от Квебека, который с середины 1960-х годов демонстрировал всему миру свою уникальность и самобытность, позиционируя себя как «государство» (пусть и не суверенное) [см.: Акимов, 2017], Онтарио наоборот подчёркивало свой «канадский характер» и принадлежность к федерации. В то же время объективно она в полной мере воспользовалась теми возможностями, которые появились у провинций «остальной Канады» в международной сфере благодаря квебекским внешнеполитическим демаршам.
5 Следует помнить, что в канадской конституции напрямую не говорится о внешней политике. Этим она отличается от конституций большинства других федеративных государств, где данная сфера относится к юрисдикции центра, а международная деятельность субъектов допускается с его одобрения/санкции.
6

С момента рождения канадского государства его внешняя политика (по мере становления) де-факто сосредоточилась в руках федерального правительства. Однако уже в 1920–1930-е годы возникли проблемы, связанные с выполнением Канадой международных обязательств, затрагивающих сферы провинциальной юрисдикции. В 1937 г. Юридический комитет Тайного совета Великобритании2 постановил, что факт заключения федеральным правительством международного договора не является достаточным основанием для вмешательства в данные сферы. В 1965 г. на этом основании в Квебеке была сформулирована концепция внешней пролонгации внутренних компетенций, известная как Доктрина Жерен-Лажуа, ставшая основой притязаний Квебека на ограниченную международную правосубъектность и в целом основой его современной парадипломатии [подробнее см.: Акимов, 2016].

* До 1949 г. Юридический комитет Тайного совета Великобритании был высшей апелляционной инстанцией (судом последней инстанции) Канады.
7 Другие канадские провинции не выступали с подобными заявлениями. Однако многие из них стали в той или иной степени следовать квебекской модели, делая акцент на развитие внешних связей в тех областях, которые по конституции (ст. 92, 92А, 93, 95 Конституционного акта 1867 г.) относятся либо к исключительной юрисдикции провинций, либо к совместной юрисдикции провинций и центра. Прежде всего, это местная промышленность, торговля, сфера обслуживания, природные ресурсы и их экспорт, электроэнергия, образование. Это было связано, в том числе, со стремлением провинций максимально использовать свои конституционные прерогативы в условиях конкурентного федерализма.
8 Следует подчеркнуть, что в последние десятилетия ХХ века федеральные власти не только признали за провинциями право на осуществление внешних связей, но и стали оказывать им в этом значительное содействие. В Оттаве отдавали и отдают себе отчёт в том, что в ряде случаев эффективная провинциальная парадипломатия способна усилить позиции Канады в целом. Кроме того, в моменты обострения отношений с Квебеком федеральный центр стремился за счёт поддержки международной деятельности других провинций, снизить политический и символический эффект от действий квебекской парадипломатии, а также продемонстрировать, что все субъекты федерации обладают равными правами и возможностями.
9

Внешние связи Онтарио на современном этапе: формы и методы

 

В середине 1990-х годов онтарийская парадипломатия претерпела существенную трансформацию, в результате которой постепенно стала приобретать те институциональные формы, в которых она осуществляется сегодня. В условиях экономического кризиса Онтарио (как и многие другие провинции) ликвидировало свою сеть постоянных зарубежных представительств, которые по своей структуре и функциям напоминали посольства. Помимо весьма существенной экономии средств (содержание провинциальных представительств обходилось достаточно дорого) это позволило избежать ненужного дублирования некоторых видов деятельности федеральных дипломатических миссий.

10 В целом, Онтарио перешла к более активному и тесному сотрудничеству и взаимодействию с федеральными структурами. Вместо собственных представительств провинция стала использовать канадские посольства и консульства, договорившись о направлении туда своих торговых представителей и консультантов по вопросам экспорта. В настоящее время (январь 2019 г.) всего их насчитывается 20; они работают в 14 странах (в США, Бразилии, Чили, Мексике, Японии, Сингапуре, Южной Корее, Индии, КНР, ОАЭ, Израиле, Великобритании, Франции, ФРГ) [1].
11 Развитию внешних связей Онтарио безусловно способствует наличие в провинции очень большого числа зарубежных представительств. Наряду с посольствами в Оттаве следует отметить более 100 консульств в Торонто – столице провинции, крупнейшем мегаполисе страны, её важнейшем экономическом и финансовом центре [2]. По этому показателю он стоит в первом ряду «глобальных городов» наравне с Нью-Йорком и Сан-Паулу.
12 Действия Онтарио на международной арене определяются несколькими взаимосвязанными факторами. Прежде всего, это стремление поддержать высокий уровень экономического роста, для чего необходим постоянный приток инвестиций, увеличение объёмов экспорта и поиск новых рынков сбыта, доступ к новейшим технологиям, привлечение высококвалифицированных специалистов. В 2017 г. ВВП Онтарио достиг 825,805 млрд долл. США, что составляет 38,6% ВВП Канады. По этому показателю Онтарио сопоставимо с такими государствами, как Аргентина или Швейцария [3]. По оценкам провинциальных властей, экспорт обеспечивает не менее 25% ВВП провинции. При этом «каждые 100 миллионов долларов, получаемые от экспорта, создают 1000 новых рабочих мест» [4].
13 В середине 2000-х годов находившиеся в то время у власти в провинции либералы во главе с Далтоном Мак-Гинти (2003–2013) решили взять на вооружение успешный опыт зарубежных турне федеральных «сборных команд Канады». Следуя их примеру, Онтарио стало направлять в страны, контакты с которыми представляли для него наибольший интерес, «торговые миссии» – представительные делегации провинциальных чиновников и бизнесменов (обычно во главе с премьер-министром). С 2005 по 2013 г. онтарийские «торговые миссии» побывали в КНР, Гонконге, Индии, Пакистане, Израиле и Палестине. Общая сумма контрактов, заключённых в ходе этих поездок, составила 1,6 млрд долл. [5].
14 На волне успеха этих миссий в сентябре 2013 г. либеральное правительство Онтарио, возглавляемое Кэтлин Уинн (2013–2018) разработало и приняло торговую стратегию «Выходя на глобальный уровень» [6], ставшую программным документом в области внешних связей. В стратегии подчёркивается, что она нацелена на обеспечение экономического роста провинции и занятости её населения, для чего жизненно необходимо развивать и активизировать внешнеторговые и внешнеэкономические связи, оказывать содействие онтарийским предпринимателям – прежде всего, владельцам малых и средних предприятий – в выходе на глобальные рынки. Авторы документа прямо заявили, что он направлен на то, чтобы «помочь компаниям Онтарио получить бóльшую долю в мировом экспорте. От этого зависит их будущее и будущее процветание провинции» [6].
15 В качестве конкретных мер в стратегии фигурируют диверсификация рынков, увеличение числа экспортёров, продвижение на международном уровне бренда провинции как идеального торгового партнёра и объекта для инвестирования, оптимизация взаимодействия органов власти и бизнеса.
16 Следует подчеркнуть, что в русле отмеченной тенденции в этом документе несколько раз указано на необходимость взаимодействия и сотрудничества провинции с федеральным центром и другими «федеральными партнёрами». В частности, речь идёт о совместной подготовке новых соглашений, «продвигающих интересы Онтарио на ключевых рынках, в особенности, ЕС, Индии, Южной Кореи и Японии» [6], о взаимодействии на уровне бюрократических структур, содействующих экспорту и т.п.
17 В последующие годы международная деятельность Онтарио развивалась в русле данной стратегии. В 2013–2018 гг. её основным «оператором» в провинциальном правительстве стало Министерство гражданства, иммиграции и международной торговли (Ministry of Citizenship, Immigration and International Trade). В его состав входили два отдела, непосредственно связанные с внешними связями: Отдел международной торговли и Отдел международных представительств. Международной деятельностью напрямую занимался (и занимается) также Департамент международных отношений и протокола, входящий в состав Министерства межправительственных дел. Эти отделы и офис, по выражению Р. Тавариша, представляли собой «три опоры» парадипломатии Онтарио, её институциональное ядро [Tavares, 2016: 204]. Кроме них с международной деятельностью был связан ряд других провинциальных министерств (экономического развития занятости и инфраструктуры, исследования и инноваций, туризма, культуры и спорта, образования, колледжей и университетов).
18 Консерваторы, победившие на провинциальных выборах в июне 2018 г., несколько изменили состав и сферу компетенции министерств. В настоящее время вопросами внешнеэкономической деятельности занимается Министерство экономического развития, создания рабочих мест и торговли (Ministry of Economic Development, Job Creation and Trade). Представительские функции по-прежнему зарезервированы за Департаментом международных отношений и протокола. Международная повестка сохраняется у других министерств (энергетики, развития Севера и горнорудной промышленности, природных ресурсов и лесного хозяйства, образования и др.).
19 В вопросах международной деятельности консервативное правительство Дага Форда (июнь 2018 г. – н. вр.) в основном продолжает следовать линии, намеченной в течение предшествующих полутора десятилетий онтарийскими либералами: тесное сотрудничество с федеральными властями и приоритет торгово-экономической сферы.
20

Основные направления международной деятельности

 

Главным внешнеторговым партнёром Онтарио остаются Соединённые Штаты. Власти провинции заключили соглашения с 28 американскими штатами. В 2017 г. 80,3% экспорта (при общем объёме экспорта провинции 429,665 млн долл.) и 55,4% импорта (при общем объёме импорта провинции 435,391 млн долл.) Онтарио пришлось на США [7]. Торговля с ними обеспечивает 49% ВВП провинции [8]. Среди основных товаров для импорта и экспорта – автозапчасти, грузовые транспортные средства, нефтепродукты, медикаменты, продукты питания, телефонное оборудование, мебель [9].

21 С одной стороны, это можно рассматривать как положительный момент. Однако с другой – как свидетельство уязвимости онтарийской экономики, связанной с её односторонней зависимостью от колебаний американских рынков (зависимость США и отдельных штатов от торговли с Канадой существенно ниже). В такой ситуации все провинциальные правительства Онтарио, независимо от их партийной принадлежности, всегда были и будут заинтересованы в выстраивании эффективного, долгосрочного и стабильного сотрудничества с южным соседом. Какие-либо колебания здесь могут носить частный характер. Так, если первоначально парадипломатия Онтарио была нацелена преимущественно на контакты с отдельными штатами, то со второй половины 2000-х годов она стала склоняться к выстраиванию связей с США в целом [10]. Однако в условиях трений, наметившихся в канадско-американских отношениях после прихода к власти администрации Д. Трампа, провинция вновь может сделать ставку на развитие партнёрства с Южным соседом на субнациональном уровне.
22 Одним из наиболее болезненных для Онтарио, как и для Канады в целом, в 2017–2018 гг. был вопрос о пересмотре НАФТА [Комкова Е.Г. 2019: 68-84]. Следует подчеркнуть, что здесь провинциальные власти продемонстрировали полную поддержку центра. 19 сентября 2018 г., когда были возобновлены непростые канадско-американские переговоры о новом соглашении о свободной торговле (USMCA), Даг Форд находился в США – это был один из его первых зарубежных визитов в качестве премьера. Консервативный лидер Онтарио (кстати, в целом весьма симпатизирующий Трампу) подчеркнул, что, хотя у него есть разногласия с либеральным федеральным правительством, в данном вопросе он будет стоять с ним плечом к плечу, поскольку оно «делает великое дело». «Я могу заверить, что Онтарио и Канада едины в том, что касается НАФТА», – сказал Форд [11].
23 Сотрудничество Онтарио и США осуществляется не только в формате двусторонних отношений, но также посредством членства провинции в многосторонних структурах. С середины 1980-х годов Онтарио участвует в работе Конференции губернаторов и премьеров региона Великих озер и реки Св. Лаврентия, куда из канадских провинций помимо неё входит Квебек, а также штаты Иллинойс, Индиана, Мичиган, Миннесота, Нью-Йорк, Огайо, Пенсильвания и Висконсин. Конференция представляет собой форум лидеров одного из наиболее экономически развитых регионов мира, совокупный ВВП которого составляет 6 трлн долл., через который проходит связывающая США и Канаду водная магистраль, параллельно являющаяся важнейшим источником и хранилищем пресной воды на всём Североамериканском континенте. Конференция уделяет основное внимание вопросам, связанным с экономикой и экологией, в том числе развитию региональной торговли, расширению объёмов водных грузоперевозок, продвижению туризма, поддержанию биоразнообразия водоёмов, обеспечению контроля качества воды и т.п. За годы существования форума его участники осуществили ряд крупных совместных проектов по внедрению новых технологий, наносящих меньший вред окружающей среде, очищению воды, поддержанию эндемичной фауны. Между ними был заключёны важные соглашения, среди которых особо следует отметить Соглашение о поддержании водных ресурсов бассейна Великих озёр и реки Св. Лаврентия (2005). Следует отметить, что долгое время Онтарио и Квебек считались ассоциированными членами Конференции, однако с 2015 г. они стали её полноправными участниками. Это позволило им, в том числе, получить доступ к объединенным торговым представительствам, созданным штатами-участниками Конференции в других странах [12].
24 За пределами США наиболее перспективными партнёрами Онтарио является Китай и другие страны Юго-Восточной Азии. Ещё в 1985 г. было подписано соглашение о партнёрстве между Онтарио и Цзянсу – одной из наиболее экономически развитых китайских провинций; её столица Нанкин – важный промышленный и культурный центр страны. В дальнейшем был создан бизнес-совет Онтарио – Цзянсу, приняты программы образовательных и научных обменов, заключены побратимские соглашения между городами Скарборо и Уси, Лондоном и Нанкином. Регулярно проводятся встречи руководителей и чиновников высокого уровня двух провинций. В 2015 г., во время празднования 30-летия установления отношений между Онтарио и Цзянсу, Джефф Лилл – тогдашний министр сельского хозяйства и продовольствия заявил: «Наши провинции стали сильнее благодаря важным торговым связям, которые были налажены за последние три десятилетия. Мы можем многое предложить друг другу и многое получить благодаря нашему постоянному партнёрству» [13].
25 Сотрудничество с Китаем для Онтарио не ограничивается связями с Цзянсу. С 1986 г. Торонто является побратимом Чунцина – одного из крупнейших китайских городов. КНР регулярно посещают вышеупомянутые онтарийские «торговые миссии». Только в 2014–2015 гг. ими были заключены контракты с китайскими партнёрами на сумму почти 3,8 млрд долл. [14] Онтарио уделяет большое внимание китайскому рынку продовольствия. С начала 2010-х годов он является вторым по значимости экспортным рынком для онтарийских производителей сельхозпродукции. В частности, в 2014 г. объёмы продаж составили 832 млн долл. [15]. Развивается сотрудничество в области образования и науки. Важным позитивным моментом является деятельность Онтарийско-китайского исследовательского и инновационного фонда.
26 В середине 2010-х годов активизировались контакты Онтарио с Японией и Южной Кореей. В конце 2016 г. тогдашний провинциальный премьер К. Уинн посетила эти страны во главе большой делегации представителей бизнес-сообщества. Результатом этой поездки стали 28 контрактов на сумму около 240 млн. долл. в наиболее технологичных сферах (автомобилестроение, информатика, коммуникации и т.п.) [16].
27 В Европе давним партнёром Онтарио является немецкая федеральная земля Баден-Вюртемберг, первое двустороннее соглашение с которой было заключено в 1987 г. Первоначально между субъектами двух федераций развивались преимущественно торговые контакты, однако уже с начала 1990-х годов к ним добавилось научное, технологическое, культурное и образовательное сотрудничество. Особенно интенсивной и успешной является программа студенческих и преподавательских обменов (в Онтарио и Баден-Вюртемберге находятся лучшие высшие учебные заведения Канады и Германии, пользующиеся мировой известностью, в частности Университет Торонто и Гейдельбергский университет). В ней задействовано в общей сложности более 20 вузов. С момента запуска программы в 1990 г. в ней приняло участие более 2800 человек. В Канаде и Германии она считается «флагманом» академической интернационализации» [17].
28

Заключение

 

У Онтарио, как и других провинций «Остальной Канады», внешние связи являются частью более широкого процесса «провинциального строительства» (province-building), составляющего один из стержней их политической жизни [см.: Nossal, 1997: 296]. Поэтому не совсем корректно сравнивать её международную деятельность с международной деятельностью Квебека, где наряду с «провинциальным» идёт «национальное строительство» (nation-building), а парадипломатия носит «идентификационный» характер [Акимов, 2017]. Что касается сравнения с другими провинциями, то действительно, на первый взгляд, парадипломатия Онтарио может показаться менее яркой и заметной, чем у других субъектов Канадской федерации. Однако, на наш взгляд, данная провинция весьма успешно использует внешние связи для реализации приоритетных задач своего развития. В свою очередь последние определяют формы и методы реализации онтарийской парадипломатии.

29 Важнейшим «двигателем» международной деятельности Онтарио является экономическая мощь провинции в целом и её зависимость от внешней торговли и экспортных рынков в частности. Для того чтобы поддерживать и усиливать эту мощь, необходимо проводить очень активную, агрессивную внешнеэкономическую политику, борясь за рынки сбыта, источники инвестиций, новые технологии и т.п. Именно на это в первую очередь и нацелена парадипломатия Онтарио. При этом она предпочитает действовать в тесном сотрудничестве с федеральным центром, используя его ресурсы, функциональные возможности и т.п.
30 Образно выражаясь, Онтарио, как «самая канадская провинция Канады» [Данилов, Черкасов, 1987: 89], осуществляет свою парадипломатическую деятельность типично в канадском стиле. Это «тихая дипломатия», отличающаяся прагматизмом и готовностью к компромиссам и сотрудничеству с федеральным центром, но в то же время позволяющая выйти на глобальный уровень и достичь там очень высоких результатов.
31

Источники

 

[1] Ontario. Grow Your Business throw Exporting. Available at: >>>> (accessed 15.01.2019).

[2] Consular Offices. A List of Consular Offices in Ontario. Available at: >>>> (accessed 15.01.2019).

[3] Ontario Economy 2017. Ontario Ministry of Finance. Available at: >>>> (accessed 14.01.2019).

[4] Mandate Letter: Intergovernmental Affairs. Premier’s Instructions to the Minister on Priorities 2016. Available at: >>>> (accessed 15.01.2019).

[5] New Trade Strategy to Expand Ontario's Exports and Create Jobs. Ontario Helping More Businesses Go Global. Ministry of Economic Development, Job Creation and Trade. Available at: >>>> (accessed: 19.01.2019)

[6] Going Global. Trade Strategy. Part of Ontario’s Plan for Jobs and Growth, 2013. Available at: >>>> (accessed 15.01.2019).

[7] Ontario Fact Sheet. November 2018. Ontario Ministry of Finance. Available at: >>>> (accessed 20.01.2019)

[8] Chase S., 2017, How Much Trade Leverage Does Canada Really Have With the U.S. The Globe and Mail. February 13. Available at: >>>> (accessed: 20.01.2019).

[9] Ontario–United States: Two-Way Trade. Ministry of Economic Development, Job Creation and Trade. Available at: >>>> (accessed: 19.01.2019).

[10] Premier Wynne Strengthens Political and Economic Ties with the U.S. Tour Builds Cross-Border Connections in Manufacturing and Innovation. Office of the Premier. Available at: >>>> (accessed: 20.01.2019).

[11] Dale D., 2018. Doug Ford Dines at Trump Hotel on his NAFTA Visit to Washington. The Star, September 19. Available at: >>>> (accessed: 17.01.2019).

[12] The Conference of Great Lakes and St. Lawrence Governors and Premiers. Available at: >>>> (accessed 15.01.2019).

[13] 30 Year Partnership between Ontario and Jiangsu Remains Strong. Ontario Celebrating Signing of Friendship Accord. Ministry of Agriculture, Food and Rural Affairs of Ontario. Available at: >>>> (accessed 15.01.2019).

[14] Mandate Letter Progress: Intergovernmental Affairs. The Minister’s Response Letter to Premier Wynne, Outlining the Results Achieved on Key Mandate Priorities in 2014-15. Available at: >>>> (accessed 16.01.2019).

[15] 2015 Trade Mission to China. Ministry of Agriculture, Food and Rural Affairs of Ontario. Available at: >>>> (accessed 18.01.2019).

[16] Business Mission to Japan and South Korea Creates New Partnerships to Drive Innovation. Enhanced Business Relationships Will Create an Estimated 426 Jobs and Strengthen Ontario’s Economy. Office of the Premier of Ontario. Available at: >>>> (accessed: 18.01.2019).

[17] The Ontario / Baden-Württemberg (OBW) program. Official site. Available at: >>>> (accessed: 20.01.2019).

References

1. Akimov Yu.G., 2016, Kanadskij federalizm i konstitutsionno-pravovoj status kvebekskoj paradiplomatii. Upravlencheskoe konsul'tirovanie. № 11. S. 18–26.

2. Akimov Yu.G., 2017, Identifikatsionnaya paradiplomatiya Kvebeka: teoriya i praktika (nekotorye aspekty). Rossiya i Kanada: ehkonomika, politika, mul'tikul'turalizm. Materialy mezhdunarodnoj nauchnoj konferentsii, 3–4 oktyabrya 2016 g., ISKRAN – ROIK / Otv. red. akademik RAN S.M. Rogov. M.: Izdatel'stvo «Ves' Mir», S. 104–115.

3. Danilov S.Yu., Cherkasov A.I., 1987, Dvenadtsat' lits Kanady. M.: Mysl', 302 s.

4. Komkova E.G. 2019. S NAFTA i bez nego: gipoteticheskie varianty ehkonomicheskikh posledstvij dlya SShA, Kanady i Meksiki. SShA & Kanada: ehkonomika, politika, kul'tura. № 3, C. 68–84. DOI: 10.31857/S032120680004156-5

5. Kuznetsov A.S., 2006, Paradiplomatiya: traktovki i teoreticheskie modeli. Diskurs-Pi. Nauchno-prakticheskij al'manakh. Vyp. 6. Ekaterinburg: Izd-vo UrGU, S. 76–78.

6. Kuznetsov A.S., 2007, Razvitie nauchnykh shkol paradiplomaticheskikh issledova-nij v zapadnoj politicheskoj nauke. Diskurs-Pi. Nauchno-prakticheskij al'manakh. Vyp. 7. Ekaterinburg: Izd-vo UrGU,. S. 92–94.

7. Duchacek I., 1986. The Territorial Dimension of Politics: Within, Among and Across Na-tions. Boulder: Westview Press, 1986, 328 p.

8. Komkova E.G. 2019. With and Without NAFTA: Economic Impact on the USA, Canada and Mexico. A Review of Economic Literature. USA & Canada: Economics, Poli-tics, Culture. No. 3. P. 68–84. DOI: 10.31857/S032120680004156-5

9. Kuznetsov A.S., 2015. Theory and Practice of Paradipolomacy: Subnational Governments in International Affairs. New York: Routhledge, 174 p.

10. Nossal K.R., 1997. The Politics of Canadian Foreign Policy. 3rd ed. Scarborough: Pren-tice Hall, xxiii, 358 p.

11. Tavares R., 2016. Paradiplomacy: Cities and States as Global Players. New York: Oxford University Press, 256 p.